Лiкар.iнфонд

Лiкар.iнфонд

Доноры жизни

 
РЕЙТИНГ: 5275
Многие вещи в этой жизни начинаешь понимать по-настоящему только тогда, когда они касаются тебя лично. Вот вроде бы знаешь что-то и думаешь, что понимаешь, а когда столкнулся сам, вот только тогда приходит озарение.

Четыре месяца назад, спасая меня, немецкие врачи перелили мне донорскую кровь - 4 дозы. Не первый раз в моей жизни и, как оказалось, не последний. Но тогда я лежала, смотрела на докапывающийся пакет, в котором была сама жизнь… да-да, какой бы пафосной не казалась мне эта фраза ранее, в тот момент я поняла, что это – чистая правда. Так вот, глядя на тот пакет, я вспоминала наших деток. Тех, кому для жизни нужны такие переливания. Постоянно… иногда годами… Вспоминала этот бесконечный поиск доноров… снова и снова, каждый день… Вспоминала ситуации, когда для некоторых детей кровь мы покупали… и самые страшные периоды – когда даже купить ее мы не могли, с нас требовали доноров. Потому что для того, чтобы мы могли, пусть даже за деньги, но получить заветный пакет, на станцию переливания должен прийти человек и сдать кровь. Без него, без донора, даже за самые большие деньги, кровь на станции переливания не появится. А он, этот человек, на станцию не приходил… и спасительной крови для ребенка не было…

А еще я вспоминала Даньку Пшеничного… переливания крови каждые 2 недели на протяжении 3,5 лет. Жизнь от переливания до переливания, жизнь от донора до донора. Вспоминала его первые дни в Израиле, куда он прилетел на спасительную ТКМ. «Гемоглобин слишком низкий, завтра будем капать кровь» - между делом сказал тогда профессор Резник. «Борисович, да где ж я вам на завтра доноров успею найти?!» - в отчаянье ответила Света. Она за 3,5 года уяснила простую истину: чтобы ее ребенок жил, нужна кровь, чтобы была кровь, нужны доноры, чтобы были доноры, их нужной найти. Найти самой!!! И она была уверена: даже тут, в Израиле, для спасения «колосочка» ей придется искать доноров. А что, разве бывает по-другому???

Я вспоминала все это, глядя как заканчивается уже 4 пакет крови, и думала о том, что моим родным даже не сообщили о планируемом переливании и о необходимости поиска крови. Врачи посмотрели, что кровь необходима, жизненно необходима, отправили запрос в отделение трансфузиологии, среди сотен пакетов одногрупной крови подобрали наиболее подходящие мне и поставили капать. Да, эти 4 дозы стоят немалых денег, но они есть! Среди ночи, но они есть. И мне тогда подумалось, что будь у меня хоть миллионы, но если бы вот эти 4 человека не захотели помочь другим, не пришли на станцию переливания крови и не стали бы донорами, я бы не выжила. «Я жива, потому что кто-то сдал кровь» - такая простая формула жизни крутилась тогда у меня в голове.

А недавно мне пришлось делать анализ костного мозга. Малоприятную процедуру, через которую наши дети проходят регулярно. Ничего сверхъестественного, но все же в день процедуры я прихрамывала и ойкала (брали из тазовой кости). И устроившись поудобнее в кресле, я снова размышляла о донорах…

Донором костного мозга можно стать двумя путями. Первый – с помощью двух игл к двум венам подключают специальный аппарат, который гоняет кровь через центрифугу несколько часов и отлавливает из крови молодые клетки, способные стать новым костным мозгом для реципиента. Второй – забор непосредственно костного мозга из костей таза (чаще всего) с помощью игл. Первый вариант безболезненный для донора, но менее эффективный для реципиента. Второй болезненный для донора (хоть и проводится под анестезией), но лучший для реципиента. И донор может выбирать, на какие жертвы он готов пойти ради неизвестного ему человека.

И вот, охая после пункции, я с благодарностью вспоминала американского донора того же Пшеничного. Человека, который не побоялся пройти через малоприятную процедуру, чтобы пусть не на много, но увеличить шансы на удачный исход трансплантации.

- А ты бы согласилась стать донором костного мозга? Зная на собственной шкуре, что это болезненно? - спросила меня мама, когда я поделилась своими мыслями о Данькином доноре.

Мой ответ был однозначен - «да!». Ведь я знаю цену этому… Ведь у меня есть Данька!!! Есть и я верю что будет!!! А еще у меня есть Игореха и Света… сейчас есть… и будут ли они в моем будущем, зависит от ТКМ, через которую им предстоит пройти… будут ли они жить – зависит от того, найдется ли для них идеальный донор и удастся ли трансплантация. А еще у меня нет… у меня больше нет… Владьки, Саши, Даши и еще нескольких детей… тех, кто не дожил до спасительной трансплантации. Поэтому да, я стала бы донором, потому что я знаю цену несделанной ТКМ.

«потому что»… Я стала бы донором «потому что». А они – доноры, те, благодаря которым наши дети получают шанс на нормальную жизнь… Сколько из них делают это доброе дело не «потому что», а «просто так»? Скольким из них не нужно было пройти через потери близких людей, чтоб осознать, как это важно – стать донором?! Я безумно уважаю и преклоняюсь перед этими людьми! Перед теми, кто понял, как важно поделиться частичкой себя с другим. С тем, кто нуждается в этом, кто зачастую не выживет без этого!

Доноры… доноры крови, доноры костного мозга, доноры органов… все они дарят другим не просто часть себя… они дарят саму жизнь… Без них кто-то не выживет… И если вы думаете, что их, этих доноров жизни, так много, что больные детки и взрослые обойдутся и без вашей помощи, то вы глубоко ошибаетесь! Доноров катастрофически не хватает! И может быть, в данный момент кто-то ждет именно вас! Может быть, именно ваша кровь нужна, чтобы спасти чью-то жизнь! Может быть, именно вы сегодня можете стать для кого-то донором жизни!!!

Ирина Гавришева